Структуры живого

В один ненастный день, в тоске нечеловечьей,
Не вынеся тягот, под скрежет якорей,
Мы всходим на корабль — и происходит встреча
Безмерности мечты с предельностью морей. 
 
Все великие цивилизации строились в пустоте.  Афинская, Римская, Европейская, Англо Американская — все они концентрировались на узкой береговой полосе, которая граничила с водой, уходящей за горизонт. Это водная пустота волновала воображение человека и побуждала к деятельности и он, в споре с пустотой, заполнял свой окружающий мир своими замечательными творениями.  
 
Мы живём в пустоте космоса. Когда мы сами по себе, мы чувствуем себя в этом космосе неуютно и одиноко.  Но вот встречаются в космосе два человека, во многом непохожих, во многом несогласных. Как электронно-позитронная пара, они возникают из ничего, от всплеска энергии.  Их влекут противоположности.  Они приближаются друг к другу и вдруг происходит выплеск энергии, в котором они исчезают, но всплеск энергии порождает из вакуума новые две противоположные частички. Возникает флюктуация, где противоположные частички возникают, исчезают во всплесках энергии, но и что-то оставляют после себя.  Такой наш космос.  Он пуст и он полон.  Его и суждено нам наполнить бесконечным разнообразием форм.  
 
Куда исчезает интеллект мира? Сейчас имеем в обществе достаточно мрачную картину – по любому вопросу придумываются сотни ответов, пишутся десятки книг и начинается бесконечный спор, какой из вариантов лучше, а если привлекаются эксперты, то у спора открывается "второе дыхание" – какой эксперт "экспертнее". Так почти все интеллектуальные усилия сводятся в ничто, а желающих пополнить ряды "страдальцев" становится все меньше. Вот и получаем в результате "бегство от мышления": "Усиливающаяся бездумность проистекает из болезни, подтачивающей самую сердцевину современного человека. Сегодняшний человек спасается бегством от мышления. Это бегство от мышления и есть основа для бездумности. Это такое бегство, что человек его и видеть не хочет и не признается в нем себе самому."   (с) М. Хайдеггер, Отрешенность. 
 
 
От Аристотеля (можно спокойно взять и более позднее время), без всякого раздражения, а даже с любовью ко всем авторам и их работам, до дня, в котором мы сейчас живем и стараемся, кто как может, быть или по крайней мере, ощущать свою жизнь в некоторой полноте, без оторванности от желаемого, личного окружающего и любого вида социального, общего, совместного действия. Для такого вида полноты в жизни человеку всегда чего-то не хватает. И особенно это относится к инструментам реализации человеком своих намерений, желаний и, вполне ясно осознаваемых вещей, определяемых человеком, как возможности.
 
Часто, такие «возможности», ими же, в нереализованном виде и остаются в виде каких-то зарисовок на память «о себе» или, так и не приблизившейся к человеку мечты. Жизнь, раскрывающаяся перед человеком, оказывается на много богаче на различные потенциалы, но бедна и сильно ограничена на их воплощение.
 
Или другой случай. Вчера еще желаемого становится у человека так много, что оно теряет свою ценность, а иногда своей множественностью и обилием вызывает у человека такое чувство, что его никак не назовешь иначе, как только отвращением. Оно может выступать довольно энергично относительно источников раздражения или совсем незаметным, внешне не деятельным – человек просто вышел за пределы воспринимаемого, выключил себя относительно чего-то раздражающего, все чувства «на замок» и человека как бы уже и нет. Это состояние человека тоже может оказаться видом бытия, но другого характера, когда «ничто» является чем-то, а что-то, наоборот, превращается в «ничто».

Постоянная ротация чувств и оценок заключенных в какую-то замкнутую систему вещей, в которой самым ясным образом для человека выступает его личное «Я», «Я есть», а некоторых случаях: «Я всегда был» и «Я всегда буду». Кто-то, из далеких предков, придумал слово «Мера», но никто не удосужился передать ее алфавит и ее язык. У уж тем белее никому не приходит в голову что у «меры», у любой есть своя причина, свой, довольно органичный, аккуратный и гармоничный, в своей размеренной жизни, дом.



Благодаря усилиям многим ученых, этот дом становится ближе для человека, со многих тайн падают ее одежды, но и благодаря все тем же ученым, человек все еще находится в темноте своих знаний о законах его собственной природы и все так же, как и тысячи лет назад, человек вынужден путаться и блуждать в сетях сформировавшихся представлений о себе, подсвечиваемых самым невероятным светом и цветами, исходящих от выстраиваемых человеком своих личных и лично для себя надежд. Но на все, на все построения человека есть причины. 
 
Так же, эта связанность и зависимость от чего-то распространяется на «причину причин» и человек иногда, в той или иной форме, обращается к ней прямо или вынужден заниматься ее поиском, обозначением и наименованием. Все это относится к Основанию всего того, на чем человек стоит и благодаря чему человек свою и окружающую жизнь воспринимает, как свое личное, встроенное в другое, в том числе, и во всеобщее бытие. Многомерность, многозначность, многоликость, многофакторность, многовекторность, многопроцессность и множественность любого вида, вплоть до того случая, который определяется через слово «хаос» – все это тоже может оказаться зависимым и результирующим фактом работы или действия одного и того же случая распределения факторов Основания, играющего для всего существующего в мире первую, а точнее, основную, фундаментальную роль.
 

Истина одна, она объективна, у нее есть основания, она существуют, она есть.


Истин много, все они субъективны, а значит ее, той единственной, самой главной и стоящей над всеми остальными, не существует. Ей не на что, по причине присутствия множества других истин опереться.

Для многих это высказывания играют роль практического руководства в собственной жизни, а другим, в том числе и ученым они могут выступать в виде лозунгов и знамен в их стремлениях и в повседневных занятиях. Но не смотря на противоположность этих высказываний у них должны быть какие-то причины, то есть то, что можно было бы назвать основанием. На чем стоит первое и второе? Ведь, все равно, должно быть что-то такое, на чем любое найденное, должно опираться, от чего оно само зависит и с чем, как не локализуй найденное в какую либо автономию, замкнутость, оно все равно будет оставаться неразрывно связанным с еще более глубоким фактором причинности и откликаться на него.

Есть и третий случай понимания – при одних обстоятельствах жизни, верным является одно, а при других обстоятельствах, другое. И, исходя из этого положения, спорить, конфликтовать, вести войну и умирать хоть за что-то в, данной каждому человеку, жизни, совсем не за что и не стоит, потому что любой спор, конфликт и любая война не имеет для развития жизни и ее форм никакого смысла.
 
Человек всем трем названным случаям придумал персональные и негативные ярлыки, тем самым инициируя, еще один, особый случай, когда в правоту, в право и в истину ставится своеволие или произвол уничижать все, что не согласуется с тем непонятным, о чем и сами носители произвола, мало что могут рассказать.

Все это перечисленное в сумме всех возможных и рассыпающихся множеств и создает тот фон жизни, который, сколько человек живет на земле, мало несет ему покоя и, что самое главное, он в большинстве случаев, ничего не производит, кроме необходимого кому-то хаоса и связанных с ним множества историй случающихся с людьми. Здесь есть все, от приобретаемых выгод устроителями хаоса до личных трагедий, личной усталости человека от увиденной им за свою, в том числе, и за короткую жизнь, до конфликтов между сторонниками того или иного направления мысли и, наконец, малых и больших войн.

Хотя Природа не хаотична и порядка в Природе ней больше, а если брать Космос, то он в своем построении, совсем кажется порядком всех порядков. Κόσμος, как пластически упорядоченное, гармоническое целое — не много ни мало, что бы все взоры мыслителей были направлены в Небо и далее в его бесконечность. 
 
Но, в любом случае, Природа и Космос — это порядок и человеку есть на что обращать свое внимание и к чему стремится в своей жизни и деятельности на Земле. Перенос же космического порядка, хотя бы на столько, насколько он уже открылся и стал известен человеку, тоже долго было мечтой и предметом усилий многих в истории людей на Земле и эти попытки продолжаются и сейчас, по настоящий день и, с жизнью человека, будут продолжаться и в будущем.
 
Спроси же любого человека, утверждающего свою истину, что лежит в основании утверждаемого им и что лежит в основании уже раскрытого им основания, а далее еще глубже, тут, с большей долей вероятности, любой человек остановится на своем личном: «Я так хочу», или на ограничительном: «По-другому нельзя, потому, что имеет место то-то и то- то». И этот случай будет наблюдаться у всех – будь одна истина у человека в качестве его главного руководства в жизни, множество или они, в зависимости от обстоятельств постановки вопроса, ко всему множеству еще и вариативны.

Последний случай наиболее очевиден. Умение превращать «черное в белое» и, наоборот, в наше время для многих людей, в бытовом и в политическом плане, давно уже закрепилось среди людей, стало нормой жизни и правилом в самоутверждении и в выживании среди людей. 

 

Похожие материалы