Быть или казаться?

Этот неудобный, а порой травмирующий вопрос встаёт перед каждым человеком с того момента в детстве, как он начинает осознавать своё собственное «я». Несмотря на то, что социальность Homo sapiens принципиально ничем не отличается от социальности других животных, как это утверждает современная зоосоциология, только перед человеком встаёт эта дилемма: «Быть или казаться?».
 
«Человек — это животное, которое сошло с ума. Из этого безумия есть два выхода: ему необходимо снова стать животным, или же стать большим, чем человек» — писал Карл Густав Юнг.
Почти всех нас, за редкими исключениями, с детства учат пускать пыль в глаза, чтобы казаться «хорошими». В понятие «хорошести» разные люди вкладывают разные смыслы: в детстве это обычно «послушный», «уважающий старших» (за сам факт старшинства), «прилежный»; во взрослом возрасте — «благородный», «предприимчивый», «успешный», «трудолюбивый»; в отношениях между мужчиной и женщиной — «добытчик», «любящий муж», «хорошая хозяйка», «хорошая мать (и отец)». 
 
Отличие между «быть хорошим» и «казаться хорошим» очень простое и заключается в том, что «быть» никогда не опирается на оценку других, даже самых близких людей, тогда как «казаться» обязательно связано с оценкой другими и ориентируется на неё. Можно сказать, человек, который хочет «казаться хорошим», проживает свою жизнь ради производимого на других впечатления, несмотря на то, что чаще всего он сам этого не осознаёт.
 
Говоря психологическим языком, тот, кто стремится «казаться хорошим», живёт по сценарию внедрённого в него интроекта — идеи, которую человек воспринял как руководство к действию, но не переосмыслил её и не сделал глубинно своей.
Такой человек обладает гигантской Тенью и со временем его «хорошесть» всё чаще оборачивается своей противоположностью, запредельной «плохостью», которая внезапно прорывается в его жизнь и моментально вытесняется из сознания. «Я ведь хороший, я не мог подумать (сказать, сделать) такое ужасное, в этом виноват не я, а…» — и дальше начинается поиск виновных.
 
«Я изменил своей жене, но я не хотел и всё осознал, уважаемый психолог! Это всё корпоратив, выпивка и сауна, просто я поддался искушению. Как теперь сохранить семью?».
 
«Да, я обещал выполнить эту работу, но непредвиденные обстоятельства заставили меня не выполнить своё обещание. Если бы я мог, я бы из кожи вон вылез, но, понимаете…»
 
Знакомые ситуации? А может, вы и сами в них частенько оказывались? У того, кто стремиться «казаться хорошим», виноватыми оказываются родственники, алкоголь, ситуация, непреодолимая сила, невезение («не повезло», «так сложилось») — что угодно, но не он сам. Такой человек попросту не способен нести ответственность за те ситуации, в которых он оказывается, просто потому, что не он владеет ситуацией, а ситуация владеет им. Таков удел тех, кто стремится «казаться».


 
И наоборот: тот, кто стремится «быть», всегда полностью осознаёт личную ответственность за всё, что бы с ним ни происходило. «Быть», как мы уже говорили, не отталкивается от мнения окружающих; единственным судьёй выступает сам человек. Тот, кто позволяет себе «быть», не является стабильно «хорошим» — он ситуативен, он бывает разным, он осознаёт и принимает это, и в этом — его истинная индивидуальность.
 
Всё вышесказанное справедливо не только для индивидуального уровня — для конкретных людей, но и для всех уровней социальной организации. 
 
Так, есть семьи, которые стремятся «казаться»: на публике у них всё хорошо, ведь больше всего они боятся «выносить сор из избы», чтобы не дай бог ближние не увидели реального положения дел. Эти «потёмкинские семьи» редко бывают счастливы, и как бы они того ни скрывали, это считывается почти сразу.

А есть семьи, которые не стыдятся своих естественных процессов: ссор, скандалов, недомолвок; они не скрывают их, потому что им плевать на стремление «казаться», ведь они прежде всего живут. И такие семьи, как правило, счастливы, а если и нет — люди легко расходятся, оставаясь благодарными друг другу за проведённое вместе время и часто оставаясь хорошими друзьями.
 
Если мы поднимемся уровнем выше, то увидим, что точно так же есть государства, которые стремятся «казаться», а не «быть». Такие государства вкладывают средства своих налогоплательщиков в популистские проекты в то время, как их базовые системы — образование, здравоохранение, реальный правопорядок — остаются изъеденными изнутри коррупцией, воровством и неэффективным управлением. И напротив, государства, стремящиеся «быть», делают упор на развитие базовых систем жизнеобеспечения общества, и лишь затем, если остались ресурсы — вкладываются в блестящие фантики популистских проектов.
 
«Быть» и «казаться». А что выбрали вы?

 

Похожие материалы